Герой недели: Миша Алоян

  1. 2015 Май 27


Герой недели: Миша Алоян

Сегодня в рубрике «Герой недели AllFight.Ru» мы представляем Вам боксера, который с 2008 года входит в состав сборной страны, двукратный чемпион мира, обладатель Кубка мира, чемпион Европы, призер Олимпийских Игр в Лондоне, заслуженный мастер спорта Миша Алоян.

Опорой, поддержкой и идейным вдохновителем рубрики «Герой недели AllFight.Ru» является фонд развития спорта «Олимпийская Платформа».

- Миша, расскажите про свое детство, каким вы были ребенком?

- Я родился в Армении, жил там до восьми лет, начал школу там, а во втором классе переехал в Россию. Я был очень энергичным мальчиком, в деревне прыгал по деревьям, родители ругали меня, в общем, очень активный был парень. Переехав в Россию, я оказался в неком ступоре. Для меня поменялся мир, потому что я впервые видел, как мои восьмилетние ровесники курят сигареты. Я глазам своим не мог поверить, когда видел это в окне, звал папу с мамой, спрашивал: «Что у них не то? Почему родители их не ругают?» Я не понимал этого. Бокс помог мне освоится в России. Я рос в Новокузнецке, в Кемеровской области. А это, не скрою, город довольно криминальный. Мы жили в дальнем районе — Куйбышевском. Моя нерусская внешность привлекала внимание, вызывала вопросы, ко мне часто докапывались ребята. Это была середина 90-х, но с тех пор мало, что изменилось, потому что ребята подражают героям из «Крестного отца», стараются вести себя подробным образом. А бокс помог мне почувствовать в себе уверенность, потому что не всегда словами можно было решить какие-то вопросы. Приходилось драться, и я не стеснялся этого, хотя тренер всегда говорил, что нельзя этого делать. Но и отступать нельзя, если на улице сделаешь шаг назад один раз, тебя будут постоянно упрекать за это. Поэтому до определенного возраста я очень часто дрался на улице. Родители об этом не знали, конечно. Знали максимум процентов 20 от того, что было, когда видели ушибы или синяки. Так зарабатывалось уважение в Новокузнецке, в нашем районе. Все так росли там, потом со временем мы уже все дружили, играли вместе в футбол, дворовый спорт у нас был. Наверное, это была закалка моя.

- А у Вас большая семья?

- В Армении семья большая, там родственников много, дядь. Все жили компактно, в одном дворе, но сейчас практически все разъехались по России, уже больше десяти лет все живут в России. У меня есть родной брат, он мастер спорта по боксу, но сейчас он уже завязал и работает юристом.

- По чьей инициативе Вы попали в бокс?

- Отец планировал отдать меня в секцию бокса, он знал, что есть такой тренер Салихов Николай Михайлович, мой первый тренер. Но он планировал отдать меня в бокс лет в тринадцать. А тут мои однокласники пришли ко мне и говорят: «Пошли на секцию бокса.» Они в школе увидели объявление. Мы пошли из любопытства. С первой тренировки я там так и остался. Уже 17 лет. Мне понравилось отношение тренера к делу, он очень дисциплинированный. Что-то похожее на тренера Брюса Ли из фильмов. Я из-за него-то и остался. Он очень строгий как тренер, суровый, с мужским характером, не любит бездельников, растяп. Любит, чтоб мужчина был мужчиной, а женщина была женщиной, чтоб все было на своих местах. Всегда говорил тем, кто боксом не занимался: «Ребят, как вы в армии-то будете служить? Вас же побьют там?» Он считал, что мужчина обязательно должен служить в армии. Я до сих пор поддерживаю с ним отношения, он для меня как второй отец, мы с ним очень близки, он всегда был со мной во всех победах и поражениях на ринге. Он имеет огромное значение в моей жизни.

973603258

 

- Быстро ли пришли первые успехи в боксе?

- Да, спустя два месяца занятий я выступал уже на соревнованиях, и весь первый год я побеждал, я выиграл двенадцать боев. Тринадцатый, точно помню, проиграл. Началось-то быстро, но потом бывали моменты и некой депрессии - было непонятно, куда идти дальше в боксе. Потом я переехал в Новосибирск, и там уже все пошло. Боксерская карьера складывалась хорошо, быстро, но я этого не понимал. Я просто занимался боксом. Мне тренер почему-то всегда говорил, что я стану чемпионом мира. Я думал, что старик смеется надо мной. Другие тренеры смеялись над ним — мол, не может выйти чемпион мира из подвала в Куйбышевском районе Новокузнецка. Оказалось, он знал, что говорит (смеется). Я и сам в это не верил, только со временем понял, что это возможно воплотить в реальность.

- Помните свою первую значимую лично для Вас победу?

- Наверное, это мое первое первенство России по юношам в 2002 год в Туапсе. На тот момент мне казалось, что это огромный такой чемпионат. Я позвонил тренеру, когда победил. Он был на седьмом небе от счастья. Он не верил, что в плане судейства все будет честно. Я выиграл довольно убедительно, для него это было сигналом, что можно идти дальше. А что касается большого спорта, то это Кубок мира в 2008 году в Москве, где я победил лучших боксеров в своем весе в мире, и обо мне уже заговорили, затем я стал уже первым номером. Так по сей день им и являюсь.

- Кем мечтали стать в детстве?

- Когда было в третьем классе сочинение, я написал, что я хочу стать милиционером и расписал почему, что я хочу спасать людей, быть суперменом. Для меня милиционер был кем-то типа «Человека-паука». Потом я мечтал стать известным, неважно в какой отрасли - в спорте или где-то еще, но, наверное, больше в спорте. Но я не думал, что это будет связано с боксом, я думал, что я стану каким-нибудь каратистом. Мне нравятся единоборства, где есть удары ногами. Но в итоге, получилось, что занялся боксом.

- В кикбоксинге себя не пробовали?

- Первый тренер хотел, чтобы я попробовал кикбоксинг, но в итоге так мы и не стали серьезно обращать на это внимание.

11074172 1652303558337489 1990466635580653469 n

- Когда Вы поняли, что сможете достичь высот в спорте?

- Кстати, недавно об этом вспоминал. Мне было лет 12 или 13, я просто занимался боксом тогда, побеждая на каких-то областных соревнованиях. И пришел к нам домой мой самый старший двоюродный брат Разган. Он разговаривал с моими родителями, а я смотрел телевизор. И он маме моей сказал: «Смотрите, он может стать чемпионом мира.» Я это краем уха услышал, и это произвело впечатление, потому что это же человек вообще не из бокса. Он ходил на мои соревнования, белел за меня, как старший брат. Я был удивлен, почему он так сказал. Одно дело, когда тренер это говорит, может быть, чтобы мою самооценку поднять, а другое — когда это человек со стороны. И с тех пор меня эта мысль не покидала никогда.

- Какие качества должны быть у боксера, чтобы он побеждал?

- Одно из основных, понятно, — это талант, это скорость удара, природные кондиции. Очень важно мышление. Но без боевого духа боксер на ринге не должен находиться —это опасно. Чтобы побеждать, нужно обладать духом, потому что в боксе бывают моменты, когда техника твоя и скорость рук и ног уже не имеет значения, потому что соперник тебе в этом не уступает. И здесь нужно переломить себя, показать свой дух и характер и этим самым переломить соперника. Еще очень важно желание. Нужно любить свой вид спорта. Я люблю бокс, я обожаю бокс. Это не хобби и не работа, это часть моей жизни. Наверное, поэтому я тружусь, побеждаю и хочу быть лучшим в своем виде спорта. Конечно, чтобы достичь чего-то нужно, чтобы у тебя был талантливый, хороший тренер, который должен правильно вести спортсмена в том числе и психологически, должен разговаривать с учеником. Не только практика это тренировка, но еще и теория. Все в комплексе должно быть. Но самое главное — это желание человека. Если он чего-то хочет, он должен всеми силами идти к этому, всей своей аурой и энергеткой. Тогда все получится.

- Чем приходилось жертвовать ради побед?

- Временем. Временем, которого не так много. Я не уделяю семье столько врмени, сколько уделяю спорту. Это самое дорогое у человека. Время уходит. Я вроде недавно занялся боксом, и вот мне уже 27 лет. Конечно, все это не зря прожито, но близкие хотят, чтобы я больше времени проводил с ними. А бокс требует, чтобы я уделял больше времени спорту. И чем больше я в боксе, тем больше времени я трачу на тренировки. И, конечно, травмы имеют место. Большой спорт - это не для здоровья, физкультура для здоровья, а большой спорт, большой бокс — нет. Много операций было, много травм, но я себя настроил на ту волну, что эти травмы не смогут меня победить.

10983317 900851763305887 8528600219954218714 n

- Какой бой был самым сложным в Вашей карьере?

- Много очень сложных — и бои, которые я проигрывал, и бои, которые я выигрывал. Один из самых сложных, это бой в полуфинале чемпионата мира, когда я проиграл монголу. Я два раунда выигрывал, а в третьем то ли психологически я остановился, то ли от усталости, наверное, все в совокупности. И я проиграл этот бой с разницей в один удар. Этот бой и в эмоциональном, и в физическом плане был очень тяжелым. Я долго отходил от него. И финальный восьмираундовый бой по версии APB с мексиканцем, который я провел, был тоже очень сложный физически. Эмоционально — нет, я сейчас уже немного другой боксер — особо не волнуюсь. Был сильный соперник, с которым пришлось реально драться, в начале — обыгрывать, а потом уже вступать в драку, которую он мне навязывал.

- В полупрофессиональных турнирах APB и WSB количество раундов больше, в чем для Вас самая большая разница между тем, чтобы боксировать стандартные для любителей три раунда, и тем, чтобы проводить более длинные бои?

- В психологии. В подготовке и в выносливости я не сомневался. Это дело моего тренера и моего трудолюбия, и все это было сделано на высшем уровне. Психология решает. Если я готов драться хоть весь день, то я буду драться, если нет, то нет. Нужно выйти на ринг и делать до конца свою работу. Я настроился на все раунды поэтому проблем не было. Сейчас у меня будет защита титула — двенадцать раундов.

- В будущем планируете ли переход в профессиональный бокс?

- Я не то чтобы сейчас именно планирую. Я скажу так — я мечтаю. Это покажет результат Олимпийских Игр. После них я отдохну, соберусь с мыслями и решу, что мне делать дальше.

13700 873539046037159 8304243793978355012 n

 

- Как Вы начали работать с Эдуардом Викторовичем Кравцовым?

- Я в 2005 г. попал в сборную России по молодежи, где он был заместителем старшего тренера, которым был Савин Геннадий Иванович. Все тренировки вел Эдуард Викторович. Мне очень нравился его подход, я на его тренировках, на его методике очень хорошо вырос как боксер. Спустя два года после молодежной команды, я попросил Эдуарда Викторовича стать моим тренером. Это была инициатива с моей стороны. Я в тот момент не знал еще его как человека, не знал всего его тренерского потенциала, поэтому у меня сначала были сомнения, правильно ли я делаю. Но у нас с ним сразу сложились хорошие человеческие отношения. Он относится к своей работе, как профессионал. Дисциплина строжайшая. Мне это всегда нравилось. Мы с ним сработались. Еще до того, как я тренировался у него, он видел, что у меня есть большие возможности в боксе, что я не только в молодежной команде способен что-то выиграть, но и дальше. Когда я проиграл первенство мира среди молодежи в 2006 году в Марокко, я был в ступоре, я столько готовился, пережил операцию и проиграл. Я не знал, что делать, думал, что на том и закончу. Тогда мне Эдуард Викторович пригласил к себе в комнату поговорить, что было для меня удивительно — я ему чужой человек. Он меня просил не унывать, не завязывать с боксом, сказал, что у меня есть данные для того, чтобы стать хорошим спортсменом. Он убедил меня в том, что у меня реально есть шанс стать хорошим боксером. Спустя два года я его попросил стать моим тренером. И мы по сей день вместе. Он растет как тренер. Он постоянно учится везде, где можно, анализирует различные методики, мы пробуем что-то новое постоянно, и пока у нас все получается.

- Вы уже очень давно в составе сборной команды России, смогли бы Вы себя назвать лидером в команде?

- Нет, я не хочу себя называть так. Каждый первый номер является лидером в своей весовой категории, кто-то меньше достиг, кто-то больше. Но у нас нет разницы — чемпион ты мира или своего региона, у нас дружная семья. И если ты всерьез возвысишь себя над другими, это сразу пресекается. В шутку у нас можно говорить все, что угодно. Юмор у нас не знает границ. А называть себя лидером я не в праве.

 

- Как Вы считаете, бокс все же индивидуальный вид спорта или командный?

- И то, и то. Фактически - индивидуальный, но на самом деле команда играет огромную роль. Когда мы были на чемпионате мира в Баку, у нас проиграл один из ведущих боксеров Альберт Селимов, который сейчас за Азербайджан выступает. Я после этого очень сильно расстроился и как будто в себя перестал верить. Потом собрался, конечно, но отношения между собой в команде огромную роль играют.

610809116

 

- Если вспоминать тот чемпионат мира в Баку, ни для кого не секрет, что часто в спорт вмешивается политика, Вам ведь там даже охрану предоставлять пришлось из-за армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе. Какое влияние оказывала враждебная атмосфера, в которой пришлось боксировать? Владимир Никитин, например, после недавнего боя в Киеве, сказал, что она его даже подстегивала. Как у Вас было?

- Соглашусь с Вовой Никитиным, меня тоже это стимулировало к победе. Я по характеру такой человек, что когда мне говорят, что я чего-то не могу сделать, я сделаю все, чтоб доказать обратное. Давление началось еще до соревнования. Мне еще на сборах сказали, когда подтвердился чемпионат мира в Баку, что с такой фамилией ехать туда рискованно. Но что мне фамилию что ли менять? Поехал все-таки, не отказываться же? Встречали в аэропорту, конечно, прохладно — паспорт кидали, не глядя. Отношение было не человеческое. Я сейчас без всяких упреков к азербайджанскому народу говорю, но уж как есть, как меня встретили. Когда я выходил на бой, не важно, с азербайджанцем или нет, все выкрикивали лозунги против меня. Когда выиграл у азербайджанца у них же дома, они разбушевались и хотели напасть на меня, ждали у главного входа, пришлось вызывать охрану 10-12 человек. Увозили меня на служебной машине на территорию гостиницы. После этого все время с охраной передвигался. Но находясь в спортивном режиме, я даже не задумывался о том, что они там выкрикивают. Меня это все наоборот бодрило. Я лиший раз хотел доказать, что я выиграю. Так и получилось. Я еще и на своей первой Родине стал известным тогда, я в армении теперь герой национальный. Хотя я не хочу привязывать спорт к политике - это не мой принцип. Но это есть, и нам приходится с этим жить.

- Когда Вы ехали на свою первую Олимпиаду, в Лондон, какие эмоции Вы испытывали? Давил ли груз ответственности?

- Ответственность была, потому что все вокруг кричали, что Миша Алоян станет олимпийским чемпионом. Я старался не принимать это во внимание, но в подсознании всегда это остается. Переволновался я в полуфинале, и, наверное, из-за этого и проиграл. Я после первого раунда проигрывал всего два удара, можно было все поправить, но я поторопился, начал делать ошибки, что монгол и использовал. Но это опыт.

- Трудно ли было принять поражение на соревнованиях такого уровня?

- Пустота была полнейшая. Когда ты всю жизнь готовишься к этому соревнованию, и тут пролетаешь мимо. Ладно еще, если бы я не был фаворитом или не был в своих силах. Но готов я был великолепно, все соперники были по зубам. Но были некоторые факторы, которые не позволили, в том числе и волнение, и некоторые другие моменты. Сейчас мне это помогает тренироваться.

Image000482

- Сейчас Вам предстоит Рио, опыт прошлой Олимпиады помогает или мешает?

Погомгает. Я сплю и вижу олимпийское золото. Когда я проиграл первый чемпионат мира, я два года не мог свыкнуться с мыслью, что я его проиграл. Также и Олимпиада. Второе третье место мне не нужно. Если будет так, то, конечно, я это приму, значит, Господь Бог так решил. Но я хочу победить, потому что я знаю, что я способен на это. Я хочу это сделать не только для себя, а для России, для Новосибирска, для Новокузнецка, для моих болельщиков в Армении и по всему миру, для семьи. И что еще очень важно, я нигде этого еще не говорил, я это хочу сделать для своих тренеров — для своего первого тренера и для своего нынешнего тренера Эдуарда Викторовича Кравцова, у которого были боксеры хорошего уровня — и чемпионы Европы, и мира, и Кубка мира, но олимпийских чемпионов не было. Я в некотором плане подвел его на Олимпиаде, я не хотел этого делать. Первая мысль, когда я проиграл была о том, что я подвел тренера. Это единственный человек, который умеет меня приводить в чувства после поражений. Поэтому эта победа будет нашей общей.

 

- Думали ли Вы уже над тем, что будете делать после бразильской Олимпиады?

- Думал, есть варианты в профессионалы перейти, там шороху навести (смеется). Оставаться в любителях после этого надо ли? Сейчас есть проект APB, который мне тоже интересен. Я пытаюсь также его раскручивать, как могу, делать различные мастер-классы, фотосессии под логотипом APB. Это моя и обязанность, и желание тоже. Но переход в профессионалы — это моя мечта со времен детства. Желания завязывать с боксом у меня нет.

- С кем из великих боксеров Вы бы хотели встретиться, если бы все были в одном весе?

- Это сложный вопрос. С Майком Тайсоном — нет — уши мне еще пригодятся (смеется). На самом деле с разными, с легендами — с Роем Джонсом, с Флойдом Мейвезером. Я Вам назвал именно тех боксеров, которые думают на ринге. Мне интересно боксировать с думающими боксерами, они боксируют так, как хотели бы, чтобы в следующий момент боксировал их соперник. Они на шаг опережают. Бокс — это быстрые шахматы, как готоврит мой тренер. Василий Ломаченко очень хороший боксер, я не думаю и никогда не думал, что мы когда-нибудь сможем встретиться на ринге — все-таки разные весовые категории, но если вообразить себе это, то мне было бы очень интересно с ним боксировать. Он очень крепкий физически, быстрый. Он великий боксер и уже легенда.

10378217 878700588854338 2491812154584044567 n

 

- А с кем из промоутеров хотели бы поработать?

- Мне уже поступали предложения, но думать об этом я буду только после Олимпиады. Я понимаю, что профессиональный бокс — это бизнес, что это рынок, где все торгуются. Поэтому главное, чего я хочу здесь, — это порядочный менеджер и порядочный промоутер.

- Какой Вы вне ринга, в обычной жизни?

- Такой, как сейчас — простой, много смеюсь, со всеми открыт. Я люблю веселиться, люблю смех, не люблю грустить. Конечно, в жизни случаются грустные моменты, но любой повод посмеяться — пожалуйста, Миша Алоян готов (смеется). Конечно, юмор не должен никого оскорблять при этом. Должно быть уважение к друг другу. Я стараюсь время проводить всегда весело — собраться с друзьями, где-то посидеть, гланое, чтобы не было хамов, которые нам мешают. Но в делах я предельно серьезен. Для меня главное качество — это ответственность. Если ты взялся за дело — нужно доделать, если ты не можешь по каким-то причинам, то нужно сказать об этом. Как написано в Библии: «Ваше «да» должно быть «да», ваше «нет» должно быть «нет». Сказал - сделал. Что касается человеческих качеств, то я люблю быть открытым, я не строю из себя звезду, я открыт со всеми, любой может подойти ко мне, поздороваться, сесть и пообщаться. Но, конечно, я не позволяю в свой адрес никогда никаких грубоствей. При первой же попытке стараюсь это пресечь. Многие, кто меня не знают, думают, что я десять звезд уже поймал, но ничего подобного. Когда со мной знакомятся, они удивляются, думают — либо я аферист, либо я реально такой. Я ничего не скрываю, общаюсь со всеми и считаю, что каждый спортсмен должен так себя вести — открыто. Так веселее и проще жить.

- Можете вспомнить какой-нибудь курьезный случай из своей спортивной жизни?

- Самый последний был не так давно в Новосибирске. Меня там очень часто узнают, там каждый второй, наеврное, меня знает и слышал имя Миша Алоян, потому что медиа, слава Богу, хорошо работают. Меня узнавали и узнают как боксера. Но случлось так, что я попал в ДТП — перевернул свою «Ауди». И меня начали узнавать как «ты же тот, кто «Ауди» перевернул». Когда мне первый раз это начали говорить "так ты же тот...", я хотел перебить и сказать: «Да, я боксер Миша Алоян.» Так обычно бывает, но тут собеседник договорил — «тот, кто «Ауди» перевернул. И меня три месяца преследовала слава героя полета черного «Ауди» — так меня назвали тогда.

11140347 929389533785443 1135467476978902860 n

 

- Что для Вас самое важное в жизни?

- Семья и дети. Хотя моя жена и говрит мне иногда: «Ты любишь бокс больше, чем нас.» Но в глубине души она знает, что семья и дети для меня — самое главное. Детей должно быть много-много, чтобы они шумели дома, ломали все подряд, по голове у меня прыгали, спать не давали. Мне это нравится. Вот это — жизнь! Чтобы зарабатывать не для себя и тратить деньги на бесполезную роскошь, а все должно быть для детей. Чтобы все были здоровы, счастливы, чтобы все они гордились тобой, и когда будут свои дети, воспитать их так, чтобы я тоже ими гордился. Это тоже немаловажно — выполнить такую роль. У меня пока детей нет, но я задумываюсь об этом.

- Хотели бы Вы видеть своих детей и внуков в ринге?

- Конечно, я мечтаю как отец и как мужчина, чтобы сын был, как папа, боксером. Конечно, дети сами выберут. Здесь не стоит питать иллюзий. Если будет дочь, если она будет петь, я буду очень рад, или если в какие-нибудь женские виды спорта пойдет —гимнастику или типа того. А может будет просто хорошо учится, а потом выйдет замуж и будет жить счастливо. Самое главное, чтобы счастье у них было. Конечно, я думаю о сыне, чтобы сын был боксер. И желательно, чтобы он достиг больше, чем я.

- Есть ли у Вас хобби?

- Да, есть хобби. Помимо всяких игровых видов спорта, когда я последний раз отдыхал в Турции, я занялся дайвингом. Подводный мир очень своебразный — там есть какое-то чувство полета и нет лишних людей, одни рыбы. И ты один в этом полете. Я там тренировался и прошел целый курс обучения дайвингу, сделал девять погружений. Мне было очень интересно это все. Теперь, когда я выезжаю на моря, стараюсь обязательно погружаться, чтобы навыки не терять.

- Чему Вас научил бокс?

Научил преодолевать в жизни все трудности и препятствия, ни перед чем не ломаться. Думаю, вряд ли будет что-то такое, чего я не смогу преодолеть. Бокс научил меня быть твердым в жизни, ценить старших, не только родителей, уважать людей вообще и тех, кто слабей тебя - в частности. Потому что любой боксер теоретически может ударить, оскорбить, все, что угодно сделать с нетренированным человеком, но у нас такое воспитание, что так нельзя. И я отдаю себе отчет, что любое такое действие будет наказано не только законом, но и на Небесах. Уважение к окружающим - это в первую очередь. Важно быть просто добродушным человеком. Этому бокс меня и научил.

Автор - Анастасия Брагина.

Художник - Наталия Шталь, г. Санкт-Петербург.