1. 2015 Мар 27


Герой недели : Петр Хамуков

В прошлых выпусках нашей рубрики «Герой Недели AllFight.Ru» мы рассказывали о тех, чьи достижения в спорте уже вошли в историю российских единоборств вне зависимости от того, как дальше сложится судьба наших героев. Каждый из них уже состоялся как спортсмен, а в случае Александра Лебзяка - еще и как тренер. Сегодня же Героем Недели AllFight.Ru станет молодой и перспективный боксер, чьи главные победы еще впереди. Знакомьтесь, Мастер Спорта Международного Класса, спортсмен сборной команды России - Петр Хамуков.

Напоминаем, что опора, поддержка и идейный вдохновитель рубрики «Герой Недели AllFight.Ru» - фонд «Олимпийская Платформа».

Внимание редакции Петр привлек не случайно - его победная серия в этом сезоне WSB, где каждый из поединков он заканчивал досрочно, внушает все больше надежд, что через год с небольшим мы сможем увидеть его на Олимпийских Играх в Рио-де-Жанейро. Но постучим по дереву - что бы там ни было, а говорить о Рио все-таки пока рано. И тем не менее, каждый из представителей сборной России по боксу заслуживает того, чтобы о нем говорили - в то время, как львиная доля внимания прессы достается профессионалам, за медали для нашей страны и ее престиж на международной арене сражаются именно эти ребята.

Если не сыпать сухими фактами из Петиной биографии - родился, учился, выигрывал, а рассказывать о том, кто же он такой, то первое, о чем стоит сказать - это то, как отзываются о нем окружающие. В процессе подготовки этого материала, мне довелось пообщаться со многими, кто хорошо знает Петю - с его тренером, друзьями, товарищами по команде, и они все как один повторяли: «Петя - очень хороший человек!» И если первые пять раз у меня получалось пропускать эту фразу мимо ушей, то Александр Борисович Лебзяк меня убедил. Абсолютно все наперебой говорили, о порядочности, ответственности и надежности этого боксера, поэтому и наше с Петей интервью начиналось именно с вопроса про его характер.

- Буквально все, с кем мне доводилось говорить о тебе, в первую очередь, говорят о том, что ты очень хороший человек, очень порядочный, говорят, о твоих душевных качествах. Что сам скажешь про свой характер?

- Скверный. На самом деле характер у меня не подарок. Я очень дотошный, ко всему придираюсь, люблю во всем правильность, пунктуальность, не каждый способен эту черту мою вытерпеть - тяжело. Порядочный, да, я согласен. Я люблю правильность, чтоб все по полочкам было разобрано.

Хамуков и Лебзяк

- Расскажи про свое детство. Как ты оказался в секции бокса? Когда начал заниматься?

- Я родился и жил в Краснодарском крае, в городе Лабинск, попал в бокс в 8 лет, меня туда привел отец. Причем мы шли на другой вид спорта - на карате. В этом зале была тренировка, и тренер тогда не смог подойти к нам. Отец сказал: "Ладно, пойдем, давай в следующий раз.» И мы вышли из зала, а там на крыльце курил другой тренер - по боксу. Они разговорились с моим отцом. Он говорит: "Пойдем, посмотришь!" Я согласился, зашел, сел смотреть. И мне очень понравилась обстановка на тренировке - там была такая семейная атмосфера, очень дружная, спокойствие такое царило. Ребята сели на пол в форму ринга. Там было две пары перчаток из конского волоса, и вот в этом «ринге» проводились спарринги, отработки какие-то. То, что ребята были как семья, взяло меня за душу. Именно эта атмосфера уюта меня и привлекла. После этого я и решил, что бокс - это мое. Так я в него и влюбился, с первого взгляда. Я начал ходить на тренировки, через неделю где-то меня тренер поставил уже в пары. Получилось как - там был парень один, он занимался дольше меня, и он как давай мне накидывать. Меня это задевало очень, и мне хотелось тренироваться все больше, быстрее взять как можно больше от этого спорта, и реабилитироваться в парах с ним. За счет этого я и рос, и с каждым разом влюблялся все больше и больше. Я отыгрался потом - через пару месяцев уже я переигрывал его.

- Каким был твой первый тренер?

- Мой первый тренер - Жамгарян Хачатур Карапетович. Он был одним из самых близких мне и очень дорогих людей. Он жил боксом, жил той семьей которая его окружала, он ценил это. Он не просто тренировал нас, он нас воспитывал, делал из нас тех, кем мы сейчас стали. Его жена в то время шила нам форму, в которой мы боксировали. Помню как сейчас, они сделали мне черные шорты с ярким желтым поясом. Я занимался у него с 8 до 14 лет, пока не уехал в Петербург. Но как только я приезжал домой, я целыми днями был с ним - мы ездили на природу, я помогал ему в зале, собирались у него дома с ребятами и вспоминали самые разные моменты жизни. Помню как-то мы бежали кросс, а он на машине следом ехал, и когда нужно было бежать назад, мы упросили его довезти. Как только он сказал «хорошо», в машине сразу оказалось двенадцать человек, это было что то! (смеется) Или однажды мы на соревнования приехали, и ребята пошли вечером погулять. Так он узнал об этом, дождался их и прямо ночью начал давать им ускорения по дороге. Так они и бегали прямо в джинсах. Когда я переехал в Питер, я всегда был с ним на связи, мы созванивались. У меня был очень тяжелый год - 2013, когда он ушел из жизни. Он был очень хорошим человеком и мне был близок, как родной отец.

- Как ты оказался в Санкт-Петербурге?

- На самом деле, во многом - случайно. Моего школьного друга с восьмого класса отдали в Нахимовское военно-морское училище. Я с ним хотел пойти, но было уже поздно, и мне родители говорят: "Тебе всего 14 лет, куда тебе в большой город? Тебя там никто не знает, ты никого не знаешь!» Не хотели отпускать меня одного. Я их год упрашивал, и они в итоге согласились. На следующий год я приехал в Питер, сдал все экзамены и поступил в Нахимовское. Меня отец привез, оставил там, и с тех пор я в Питере, я влюбился в этот город. Конечно, было тяжело первое время - я не знал города, да и вообще никого в городе мы не знали. Но учились как-то. Там же еще казарменное положение, из-за этого было тяжело выйти в город, на тренировки тоже не отпускали. Так что первый год приходилось убегать в самоволку.

- По простыне через окно?

- Практически так и было (смеется). Наши офицеры вечером собирались на доклад у начальника училища, и пока они были там, я собирался, переодевался и убегал. Если не успевал переодеться, то прямо по форме.

нахимовцы

- А дедовщина была в училище?

- Дедовщина она везде присутствует, но везде, наверное, по-разному. У нас что-то подобное было разве что в первые два месяца - пока ты притрешься к коллективу, пока коллектив притрется к тебе. В это время каждый выстраивает свое положение, показывает, кто дома хозяин. Когда этот период прошел, все наладилось, не было уже такого, чтоб где-то гоняли.

- Как на новом месте складывалась твоя спортивная судьба?

- Я когда в Питер переехал, свой первый зал нашел по объявлениям, которые висели на столбах. Пришел в один, там позанимался какое-то время, понял, что не мое, пошел в другой, там тоже не пошло. Когда я только искал зал, я сначала нашел зал "Динамо", тренер там был Чебочаков. Я к нему попал в группу, там старшие ребята были, он меня спросил: «Ты занимался?» А я тогда кандидатом был, мне 15 лет было. Он меня ставил с серьезными ребятами, взрослыми, кто-то из них уже на чемпионат России ездил. Вот меня и бросали под все эти кувалды. Я всегда в синяках ходил. Мне там не сладко, конечно, пришлось… Но это опыт дает, конечно, очень серьезный. А спустя год, наверное, я приехал домой, у меня были каникулы, и мне мой первый тренер Жамгарян Хачатур Карапетович предложил выступить на первенстве России, которое в скором времени должно было пройти в Анапе. Я согласился, так он подтянул всех ребят, с которыми я начинал заниматься, они все собрались, приехали из Краснодара и помогали мне готовиться. Вот такая у нас была семья. Я тогда на свой день рожденья провел три или четыре спарринга с теми, кого отобрали на эти соревнования, выиграл, и меня взяли за Краснодарский край на первенство России выступать. Я выиграл, а там были тренеры из Питера и, в том числе, Николай Викторович Малков. Хачатур Карапетович попросил его помочь найти мне тренера. А он пригласил в зал, где он работал со своим братом Анатолием. И я с первого сентября, как приехал в Питер, созвонился с ними и пришел в зал к Малковым. Так я попал к Анатолию Викторовичу Малкову, и с той поры я уже начал набирать, набирать и набирать - мастерство росло. Уже и в училище мне стали помогать, договорились, что будут отпускать меня.

- А до этого, когда сбегал?

- Тяжело было, у меня были гематомы жуткие на лице, а там за каждую гематому нужно писать объяснительную. И приходилось каждый раз выдумывать, что написать. Но в скором командир уже все знал, и на свой страх и риск отпускал меня в зал. Там все серьезно (смеется).

Хамуков1

- Случалось ли такое, чтоб ты уходил, прекращал тренировки?

- Да, но это было уже позже, в юниорском спорте, когда я поехал на первенство Европы. Я там выигрывал у азербайджанца по бою, но до меня боксировал наш парень с украинцем, победу отдали нашему, хотя выиграл по бою украинец. И потом боксировал я. И так вышло, что как забрали у украинцев победу, так же забрали ее и у меня. У меня во время боя нос потек чуть-чуть, и меня украинский доктор в третьем раунде снял, хотя я по бою выигрывал 4-0 по очкам - тогда еще старая система была. После этого я позвонил тренеру своему и сказал, что извините, мол, но я завязываю со спортом - я прошел столько сборов, выиграл одни соревнования, другие, третьи, я был в хорошей форме, был готов стать первым. Я потом со слезами на глазах смотрел, как боксирует этот азербайджанец в финале с англичанином, он уступил ему, но там бой, конечно, такой был - пффф… Потом прошло время, месяц или полтора, и тренер мне позвонил, говорит: "Возвращайся давай, на этом бокс не заканчивается, жизнь не заканчивается, нужно продолжать, ты же знаешь, что у тебя получается, что это твое. Давай юниорский бокс оставим, - а там как раз уже подходило время, - И уже с мужиков будем набирать именно то, что тебе надо.»

- Сейчас тебя тренирует Руслан Хызырович Дотаев, расскажи о нем. Как ты к нему попал?

- Руслан Хызырович был помощником старшего тренера по юниорам. На крупных соревнованиях он помогал секундировать Малкову, моему тренеру, много подсказывал. И когда я уже перешел в мужскую команду, мы с Анатолием Викторовичем обоюдно решили, что продолжать мне лучше именно у Дотдаева. С ним все сложилось тоже очень хорошо, я бы даже сказал, идеально. Он понимает меня, и я понимаю его с полуслова. Он как психолог грамотный, умеет найти подход. И ко мне, и к Максиму Дадашеву, с которым мы вместе у него тренируемся. Если нужно поговорить, какие-то личные вопросы решить, он всегда подойдет, поможет. Он очень хороший человек.

2015-03-13-21-42-32

- Когда ты понял, что сможешь добиться успехов в боксе? Когда появилось ощущение "я могу"?

- Это "я могу", наверное, ко всем приходит в тех случаях, когда выходишь на определенный уровень соревнований. Большей частью я это почувствовал на России в Сыктывкаре в 2012 году. Я тогда уже в категорию до 75 перешел. И боксируя с лидерами, с первыми номерами, и на чемпионате, и на сборах, я понимал, что я абсолютно ничем не хуже этих ребят, что я могу добиться того же, чего и они.

- Как и когда ты попал в сборную? Как сложились отношения внутри команды?

- В сборной страны я с 2010 года, попал туда после чемпионата России, который в Питере проходил. Тогда еще главным тренером Хромов был. Приняли меня нормально, я до этого многих ребят знал уже, со всеми был дружен. Сейчас у нас Лебзяк главный тренер, и мы также очень дружны, со всеми общаемся. Сборная практически вся обновилась, больше молодых спортсменов, поэтому в коллективе трудностей не возникает.

- Расскажи про свой самый сложный бой?

- Это был бой с Сергеем Деревянченко в прошлом году по WSB. Мы тогда приехали на сбор 4 января, нужно было готовиться - 16-го мы уже боксировали. И подготовка шла именно тем составом, который едет - у всех весовые категории разные, в парах не с кем было стоять. Я стоял с Адланом Абдурашидовым (весовая категория до 60 кг - прим. ред.). Поэтому не получилось тогда хорошо подготовиться и отбоксировал в итоге очень плохо. Но в этом виде спорта всегда так - есть взлеты, есть падения - этот путь никому легко не дается.

BN8S8opQlNo

- От чего приходится отказываться ради побед?

- От всего. Точнее, от многого - друзья на заднем плане, родственники. Родителей я вижу раз в полгода, и погулять - не погуляешь, личные какие-то моменты уходят на дальний план. С личным, конечно, у всех по-разному - некоторые женятся, и ничего страшного.

- А на что остается время?

- На восстановление, на отдых, на сон. Бывает, приезжаешь со сбора и не хочется вообще ничего и никуда. Пока там находишься, думаешь - вот сейчас приеду домой, погуляю, пойду с друзьями встречусь, а приезжаешь и просто трупом лежишь и отсыпаешься.

- У тебя есть какие-нибудь хобби, что ты любишь?

- Я очень люблю рыбалку. На рыбалке вся твоя повседневная жизнь забывается напрочь. Я там отдыхаю, получаю море удовольствия от тишины. Еще в этом году попробовал лыжи - это было что-то! И горные, и беговые, и сноуборд попробовал. Мне понравилось очень! Теперь буду практиковать. У меня друг есть, инструктор по горным лыжам, он мне просто показал, как там что, и сразу на склон меня позвал. А я сразу и поехал, то есть даже учиться долго не пришлось - все быстро стало получаться.

IrFuLTPLLRs

- Не боишься травм, переломов?

- Нет, вообще ничего не боюсь (смеется).

- В этом сезоне WSB ты ведешь борьбу за олимпийскую лицензию, на тебя возложены большие надежды и большая ответственность, присутствует определенное давление. Какие эмоции ты испытываешь по этому поводу?

- Я стараюсь не думать о том, что кто-то давит, что-то говорит. Я просто стараюсь готовиться и делать свое дело, потому что если я не буду этого делать, а буду думать о том, что на меня столько надежд возлагают, то я просто не оправдаю этих надежд - это будет слишком большой груз. А так - идешь от боя к бою и делаешь то, что должен делать и все.

- Чему главному тебя научил бокс?

- Очень многому! И не только кулаками махать. Он научил меня уважению, трудолюбию, он показал мне то на что я действительно способен, научил не сдаваться. В боксе, как и в жизни, очень важно после неудачи, поражения, собраться и продолжать идти к своей цели.

сборная спб

На протяжении всей нашей беседы Петя не раз так или иначе говорил о том, как много для него значит семейная, домашняя атмосфера, близкие отношения, дружный коллектив. Семья для него, как он признался позже, - действительно самое главное на свете. Дороже любых медалей и наград. Но и за медали он подерется! В момент написания этого материала его самолет находится высоко в небе на полпути к Мексике - именно там состоится его следующий поединок в рамках Всемирной Серии Бокса (WSB). Ну а мы будем держать за него кулачки.

V7HwJPSP7rY

Автор - Анастасия Брагина.

При поддержке фонда «Олимпийская Платформа».